Православие и современность. Информационно-аналитический портал
Саратовской епархии Русской Православной Церкви

Православие и современность. Электронная библиотека.
к каталогу библиотеки...

Старец Даниил Катунакский

Ангельское житие

предыдущая глава     К оглавлению     следующая глава

Письма

Ответ монаха Даниила Маркиану, монаху Иверского скита [1], об отвержении мечтаний

Досточтимому брату во Христе Маркиану радоваться!

Приняв с великой признательностью драгоценное Ваше послание от второго числа сего месяца с приложением рукописи, излагающей видения и откровения великого простеца [2] старца Евфимия, усердно возблагодарил и прославил Всеблагого Господа, ибо давно желал вникнуть в преестественные сии видения, про которые слышал от разных лиц много превратного. И ныне премного благодарю тебя [3], возлюбленный, за ознакомление с сим трудом, откуда можно почерпнуть много душеполезного и спасительного. Поэтому, уступая Вашей просьбе, я предпринял тщательный разбор упомянутой рукописи со стороны не только содержания, но и самого существа дела.

И во-первых, должен заслуженно похвалить Вас. Ибо едва лишь у препростого [4] сего христианина и на этом месте [5] открылись видения, как Вы из опасения десных прельщений объявили то духовным отцам, которые признали бывшие ему явления истинными, что и подвигло Вас старательно записать их для пользы чтущих.

Во-вторых, хотя я, несмотря на всю Вашу любовь ко мне, не заслуживаю толикой чести, Вы, по бесконечной скромности своей, ищете и от меня указаний, истинны ли описанные видения. И да будет так, ибо Вы, дружества верх и высочайших похвал достойный, содержите в памяти наставления святых отцов о рассудительности, и в частности, аввы Моисея, который говорит: "Невозможно тому, кто сообразует жизнь с суждением и волей преуспевших, подпасть прельщению демонскому, однако подобает все же не случайным встречным <...> открываться, но старцам духовным и рассуждение имеющим, и не таким, которые от времени [лишь] состарились, ибо многие, взирая на возраст и открывая [им] свои помыслы, по неискушенности "старцев" вместо исцеления в отчаяние пришли" [6].

Скажу и о дарованиях Духа Святого: если те из них, что известны издревле, увидим в наши дни не на безмолвниках и духовниках знаменитых, а на простецах, некнижных, а зачастую и мирянах, то не должно нам негодовать или завидовать. Ведь дарования Божии неотменны и подаются не наобум, не всуе, но неизреченным образом и одному Богу известными судьбами, ибо Он доподлинно знает доброе расположение человеков, могущих вместить благодать. И всякий из зависти покушающийся сие опровергнуть богоборствует и хулит Духа Святого. Довольно и откровений [которых они сподобляются], чтобы признать то бывающим от Бога, а не от глумления бесовского.

Имеем без числа примеров, которые подтверждают истинность сих слов. И среди первых обратимся к великому во святых Спиридону. Не был ли этот некнижный муж до архиерейства своего пастырем овец? Но будучи притом доброгласной псалтирью Духа Святого, превзошел дерзновением к Богу многих высокоученых отцов. И не только победил Ария, но и чудовищного идола александрийцев, коего множество отцов святых не могло поколебать, один со дерзновением ниспроверг и уничтожил.

Вспомним и святого Захарию, простого башмачника, который, имея жену, не в горах и пещерах, но посреди мира греховного пребывал, и то, как сами собой отверзлись пред ним двери храма Святой Софии, а по окончании молитвы его чудесно затворились. А об Евфросине-поваре что сказать? Сей, из-за хромоты и некнижности своей, был в монастыре предметом бесконечных насмешек и заушений от братии, но еще при жизни сподобился райского наслаждения, а по смерти стал известен как многих славнейший. Взирая на такие примеры, негоже нам подвергать сомнению нелицеприятные суды Божии. Нельзя, однако, и всем подряд необычайным явлениям без тщательного исследования доверять, ибо многие иноки — не только простецы, но и прославленные добродетелью величайшей, подвигами, а также знамениями и чудесами,— впоследствии осмеяны были от бесов и повергли нас в безутешную скорбь. Посему святые отцы, как искуснейшие в делании аскеты, усильно призывают нас к трезвению. Известно ведь, что все дерзнувшие без истинного наставника принять подобные видения и слышания впали затем в многоплачевную прелесть.

Итак, по учению отцов, да будет у нас испытание строгое и всяческая осмотрительность касательно самых истинных даже и неложных [по видимости] откровений, ибо распознать лукавство проклятого сатаны — дело наитруднейшее. А поскольку недостоинство мое, благодаря многолетнему опыту и внимательному обучению у неусыпно подвизавшихся отцов и духоносных старцев, несколько осведомлено в сем предмете, дерзаю сообщить Вам свое смиренное суждение.

Прошу также иметь в виду, что нижеследующие смиренные слова не суть порождения убогого моего рассудка, да не явлюсь хоть сколько-нибудь мудрее или выше моих духовных отцов, известных добродетелью и боголюбием (сего да не будет!), но всего лишь бесстрастно изложу (ради великой Вашей любви и во исполнение воли Божией, повелевающей угождать не человекам, но Богу) то малое из многого, что встретилось мне в нашем роде, и сопоставить знамения истинные и противоположного свойства.

Довелось мне знать старцев, преуспевших в подвиге и невидимых сетей бесовских избегших отсечением собственной воли и мудрования, равно как и других, известных высотой жительства, но впоследствии люто уязвленных и потерпевших поражение от демонов. Воистину многие сподоблялись вначале изрядных дарований Божиих, но затем, по самонадеянности и недостатку внимания, стяжали всеобщую известность плачевным своим концом, о чем Вы прочтете далее.

Здесь же скажу о препростом Евфимии. Приемлю и разделяю все, что Вы пишете о добродетельной его жизни и великой простоте. При всей скудости познаний духовных и незнакомстве с азами христианской веры муж этот сызмальства обнаружил безмерную преданность Богу, а потому все бывшее с ним при обретении храма [7] совершилось по неизреченному домостроительству Всеблагого Бога. Известно: где обретают Божий храм, там в людях, подобных старцу Евфимию, проявляется и действие Божие, которое помогает обретению всего остального. Действительно, храмы, подобные сему, как и чудотворные иконы, доныне открываются во многих местах на Востоке и Западе. И происходит это не только через невинных созданий и малых деток, что не столь необычно, но порой через грешников и нечестивцев, которые сподобляются ночных видений и получают повеление от Бога велегласно возвещать об увиденном.

В самом деле, на многих таких явлениях сбылось речение святого Василия Великого: "Бог и через противляющихся творит волю Свою" [8]. Не буду здесь ни на мнение духовников многочисленных и братии во Христе моих ссылаться, ни человека того прельщенным именовать, ибо от мнений и именований святость не умаляется и заблуждение не укореняется, истина же самим делом явлена бывает.

Мы исповедуем и святые отцы учат, что лукавый сатана из ненависти к проводящим святую жизнь всемерно тщится обольстить их различными заблуждениями. Когда же заметит в ком склонность к созерцаниям и видениям, хотя бы и истинным, то принимает облик Ангела Света и, хитроумно навязывая от себя фантазии и мечтания, делает подвижника сего позорищем для Ангелов и человеков [9].

Вот и у сего несчастного простеца по прибытии сюда начались видения, которые постоянно возобновлялись. И духовные отцы и ближайшие друзья его, напомню Вам, не воспрепятствовали дерзости и не выказали должного трезвения, но сами засвидетельствовали ему,— не знаю, по какой причине,— что все это истинно. Итак, несчастный сей во сне и наяву, за работой и в пути созерцает многочисленные видения, сиречь "явления" [10] Христа, Пречистой, бесчисленных сонмов ангельских, парящих в высоте крестов, Константина и Петра (постоянно!) и других лиц, каковые видения да будет позволено мне, к великому моему прискорбию, объявить плодом прелести, но никак не истины.

Вникните, умоляю, в жития всех боговидных отцов и убедитесь, что они наполнены знамениями, чудесами и дивными подвигами, но крайне скудны видениями и откровениями, которые если и случались, то лишь при величайшей в них нужде. И сообщали о них те святые очень немногим, тогда как ложь диавольская распространяется с быстролетностью аэроплана, поспешая явить себя невеждам и, что намного горше, прельстить мужей боголюбивых и духоносных, славных добродетелью и благочестием.

Сопоставьте неложные видения святых отцов с рассмотренными и узнайте, сколь высоки и всяческого доверия достойны первые и сколь дерзостны, если не сказать безумны, те.

Вспомним небесного человека и земного Ангела, великого Максима Кавсокаливита, сильного деянием и видением, одержавшего победу над древним запинателем. Сей лишь однажды сподобился узреть Владычицу нашу Богородицу [11] и часто восходил на вершину Афона поклониться месту явления Ее, хотя Госпожа Богородица не удалялась оттуда и могла являться ему чаще. Но признак знамений неложных — особого рода убедительность, знамения же ложные легковесны и одновременно навязчивы. Последнее тем очевиднее, что одержимый таковыми мечтаниями Евфимий постоянно зрит одни и те же рисующиеся ему лики "святого" (то бишь Константина или Петра), "Ангелов", "Архангелов" и прочих. И не только во время молитвы [являются ему], но в дороге и повсюду, порой в образе случайных людей, требующих от несчастного их почитателя, к вящему его прельщению, икон и свечей, порой в образе иереев литургисающих и Ангелов дориносящих. И вместо угождения Богу и восхваления Святой Троицы воздается почитание — о горе! — лукавому сатане. А как пример неложных знамений у мужей облагодатствованных вновь укажем башмачника Захарию. Сей, как мы знаем, приходил по ночам в храм Святой Софии, и, когда начинал молитву, двери церковные сами собой отверзались, а по окончании ее дивно затворялись. Но святой, избегая прославления от человеков, скрывал высочайшие свои добродетели, а когда те сделались известны преподобному иноку Иоанну, покинул город из опасения погубить сие сокровище суетной славой. Также и святой Евфросин, доколе был у всех в поношении, благодушествовал и не оставлял обители; когда же святость его открылась, не замедлил уйти. Впавшие же в прелесть без стеснения открывают видения свои, как и собственные немощи, не только духовникам, но всякому встречному и духовно непросвещенному, полагая то делом богоугодным, и так приходят в самое жалкое падение.

Одно из главных прельщений Евфимия, ставшее источником остальных, связано с явлением "святого Евдокима". Поводом к сему послужил, как сами Вы пишете, спор его с неким плотником о родине святого. По мнению плотника, тот происходил из Халкидики, благоговейный же Евфимий непременно желал видеть в нем уроженца Эпира, а в доказательство предлагал рассмотреть череп святого и удостовериться, что впадина на затылке его сильно скошена. Ухватясь за сей повод, многокозненный змий, словно некий фонограф, отлично приноровленный к обольщению, на другой же день представил ему "святого Евдокима" в виде иерея, который повелел именовать себя Петром. С той поры диавол, как в синематографе, не перестает показывать сего "святого" то на рыжем коне, то в каком-то древнем головном уборе и грубошерстном одеянии, озаренного ослепительным светом. Является порой и как иерей литургисающий (объявляя, что по недостоинству прочих иереев он один лишь литургисает), и как старец маститый, повелевающий называть его не Евдокимом, а Петром. "Я,— твердит,— эпирот [12], древней Стики уроженец. Много вас, эпиротов, ежедневно бывает здесь, но ни один не пришел поклониться мне, о чем весьма скорблю. Ступай к священнику и вели написать мою икону". И иные, подобные сим речи произносит, истинному святому неприличные. В другой раз повелевает Евфимию заказать две иконы "святого Петра" и серебряные к ним лампады, а обратиться за этим к духовнику Иверской обители, чья душа (как открыли в другом видении "архангелы Гавриил и Рафаил") просияет словно солнце.

Все это, как представляется мне, да и из самого дела явствует, суть плоды прельщения. И я глубоко опечален тем, что они задевают честь многих добродетельных мужей, если только не всей Православной Церкви Христовой. Посему полагаю необходимым вкратце изложить Вашей любви некоторые детали полного жития святого Евдокима.

Ваш смиренный послушник, как Вы знаете, до тридцати пяти лет пробыл в святой Ватопедской обители, где основательно изучил жизнеописание преподобного. Слышал я и рассказы почтенных лиц, которым довелось присутствовать при перенесении мощей святого Евдокима в 1848 году. То были, в частности, Иаков Симицис, Григоракис-псалт [13] и Диако-Даниил из Иериссоса, часто вспоминавшие при мне это событие. При обретении были также три архиерея: Иосиф, бывший Варненский, [Григорий] [14] Адрианопольский и Хрисанф Смирнский, который и обратился к народу, стекшемуся туда во множестве, со следующим словом: "Отцы и братия, здесь не должно быть места сомнению в святости сего угодника Божия, ибо он, провидя свою кончину и избегая славы человеческой, пришел сюда с желанием предать дух Богу, а неоскудевающее благоухание святых мощей свидетельствует, что он свят. Но поскольку имя сего подвижника нам неведомо, наречем его Евдокимом [15], ибо святые мощи, которые видим, обретены по благоволению Божию".

В тот же день составили последование, и уже вечером, во время Всенощного бдения, начались чудеса. Первым получил облегчение, а к утру и совершенно исцелился инок из Култуша, проведший до этого пять лет в параличе. Затем воззвал к святому и страдавший глазами врач Иверской обители отец Григорий: "Если сделаешь меня здоровым, без промедления сооружу серебряную раку для святых твоих мощей!". И явившийся в ту же ночь святой исцелил его, о чем напоминает до сих пор серебряная рака с выгравированным именем жертвователя. Спустя несколько дней святой явился одному келлиоту из Гифтадика и, исцелив его, сказал: "Мое имя — не Евдоким, а монах Савва. Но скажи отцам обители, чтобы именовали меня [по-прежнему] Евдокимом".

Подлинное имя святого по домостроительству Божию открылось для того, чтобы ясно стало и звание его. Братья, обследовавшие библиотеку обители, обнаружили большую старинную [рукописную] книгу с пространным житием Саввы Ватопедского [16]. Сей многоученый муж процвел во второй трети XIV столетия, в золотой век Святой Горы, который обогатил ее историю именами великих угодников Божиих, в том числе святых Григория Паламы, Григория Синаита, Максима Кавсокаливита, Игнатия и Каллиста Ксанфопулов. Придя на Афон из Фессалоники, он поступил сперва в послушание к старцу, известному крайней суровостью, после чего безмолвствовал с двумя другими послушниками в местах напротив ватопедской Каламицы. Старец заповедал Савве не произносить ни слова, пока не окончится двадцатипятилетнее безмолвническое его послушание. Но так как после набега сарацин монахи разбрелись, а старец умер, святому пришлось безмолвствовать и далее.

Возложив на себя подвиг юродства, он исходил многие местности и за безмерные труды, соединенные с боголюбивым странничеством, сподобился дара чудотворений. Но совершив чудо, святой всякий раз старался умалить его, представляясь безумным и избегая людского почитания. Держась такой жизни на протяжении многих лет и обойдя в совершенном безмолвии Кипр, Иерусалим и Заиорданье (где подражал преподобной Марии Египетской), он совершил величайшие и превосходящие естество подвиги. По прошествии двадцати пяти лет Савва явился в Константинополь, где прервал безмолвие и юродство, призванный защищать Церковь против свирепо ополчившихся на нее еретиков-мессалиан [17]. Вместе со святым Григорием Паламой он показал себя великим поборником Православия, так что освященный собор и благочестивейший василевс Андроник Палеолог [18] постановили рукоположить его во пресвитеры и немедленно вслед за тем возвести на патриаршество (то было до поставления патриархом Константинопольским господина Филофея [19]). А поскольку святой не желал этого, рукоположение втайне от него назначили на ближайший праздник, за которым ожидалось присутствие всего священноначалия. При наступлении сего дня несколько иереев и диаконов в присутствии царя и большинства иерархов, улучив миг, схватили Савву под руки и повлекли в храм для совершения хиротонии. Но сей, поравнявшись с царским местом, уцепился за край порфиры Андроника и, сильно дернув, воскликнул: "Царь, друзья в нуждах полезны да будут [20], а Савве иереем не быть!". При этих словах государь вздрогнул, лишился сил и, испросив у преподобного прощения, приказал тотчас его отпустить. После возвращения на Афон Савва опять водворился в Ватопедской обители. Позднее он был послан протом [21] в Константинополь по делам Великой Церкви и Святоименной Горы, а последний период жизни провел в безвестности. Извещенный о времени своего отшествия и приобретя всех [22], святой удалился в дальнюю часть кладбища, где и предал дух Богу.

Такова вкратце подлинная история святого, чье пространное житие находится в Ватопедской обители, а копия его — в книгохранилище скита Святой Анны. Всем вышесказанным ясно обличаются происки и лукавая ложь диавола, который подстроил видения сего "эпирота" (мнимого сродника злосчастного Евфимия) и, что еще хуже, понудил простеца заказать иконы "новоявленного" Петра. И если бы Церковь наша наряду с видениями одного и ложью другого легковерно допустила вводить новых "святых", произвольно менять им имена и писать иконы, сколь ужасно было бы сие заблуждение! Но нет: Православная Церковь не только не допускает ничего подобного, а, напротив, назначает за это епитимии.

Но, пожалуй, кто-нибудь спросит меня: "Возможно ли сему быть от прелести, если являвшиеся святые Константин и другие повелевали Евфимию сотворить крестное знамение, каковым и сами себя пред ним осеняли? И откуда повторяющееся видение гигантских крестов, светлейших солнца? И отчего при многократном совершении им крестного знамения видения те не исчезали?".

На это спешу заметить, что именно к такого рода доводам и прибегает ложь, ибо ангел тьмы представляется Ангелом Света. И когда замечает человека, склонного к подобным мечтаниям, является ему в образе Христа распятого, Пречистой или святых. Когда же увидит наконец, что христианин сей принял это за истинное и облобызал как содеянное Богом, побуждает его без конца творить крестное знамение, посещать храмы, предаваться бдению, а если прельщенный имеет иерейский сан, то и литургисать ежедневно. И тогда сила крестная не то что изнемогает — нет, но прекращает свое действие, поскольку прельщенный изменил Кресту. Когда же уразумеет несчастный заблуждение свое и духовники уверят его, что сие от прелести, благодать Креста начинает действовать вновь и видения сатанинские отбегают.

Лучшим подтверждением сказанного да послужат два [сравнительно] недавних происшествия. Около сорока лет назад, как вы знаете, автор сих строк находился в Русике, где проживал тогда хорошо известный многим иеродиакон Иерофей, не так давно скончавшийся иереем в Кутлумушском скиту. Будучи в ту пору молодым, он предался самочинному бдению, проводя ночи в непрестанной молитве с бесчисленными поклонами. Видя это, легкий на подъем диавол начал изо дня в день предлагать ему (в точности как и несчастному Евфимию) множество видений: "Христа", "Пречистой", "Ангелов" и тому подобное. А дабы уверить Иерофея, что все это от Бога, говорил: "Я воистину Христос и желаю сподобить тебя великих дарований. Остерегайся лишь беса гордыни и всегда твори крестное знамение для прогнания действия вражьего". Часто являлся он Иерофею под видом Распятого, перед которым тот осенял себя истово крестным знамением и совершал правило. Немало иных "видений" и "откровений" показывал ему лукавый, в том числе и о пороках других братии.

Но по милости Божией Иерофей часто открывал сие на исповеди. Духовники же, слыша о крестном знамении, взирая на его смирение и удаление от праздных бесед, стали почитать иеродиакона за "святого наших дней". И кто же были духовники, одобрявшие его? Варфоломей из Ватопеда, Нифонт из Ватопедского скита, русский Иероним из Пантелеимоновой обители и, наконец, великий батюшка Савва. Наконец, сам же отец Савва придумал средство: "Когда явится называющий себя Христом, предложи ему открыть задуманное мною, о чем никому больше неизвестно, и если откроет, то все явления эти — благодатные, если же нет — от бесов". Он сообщил тайно задуманное одному Иерофею, и когда тот обратился с условленными речами к мнимому Христу, лукавый был посрамлен. Тогда прельщенный воспылал гневом: "Не ты ли являлся мне как Христос? Но нет: ты диавол!". И тотчас предстал ему сам враг: "Я — сатана, которому ты столько лет служишь и которому дал залог — свою подпись!" (ибо Иерофей мысленно не раз клялся пред ним и [как бы] удостоверял то своей подписью). Изрыгнув сие, он устремился на монаха. Бывшие поблизости подхватили и едва привели в чувство Иерофея, который, придя в себя, принялся горько оплакивать свою беду. И хотя после многократного отчитывания видения постепенно отошли, узнайте, что, и расставшись с сими прельщениями, оставил он с тех пор все монашеские обеты, и усмотрите из сего, какой плачевный конец восприял!

Предложу Вашему вниманию и другую историю, показывающую силу лести диавольской. Лет двадцать пять назад меня посетил, по рекомендации одного лица, муж большой учености, поначалу стеснявшийся открыть свое сердце. Я же по виду и речам распознал в нем какой-то психический недуг и, набравшись смелости, сказал: "Рад вам, ибо ожидаю услышать нечто для души моей полезное!". При этих словах он подскочил от восторга: "Благодарю, отче! Наконец обрел я человека, равного моему призванию. И так как я в избытке наделен благодатью, то и не утаю ничего".

"Я,— продолжал он,— родился в Фессалии, неподалеку от Олимпа. Имея страсть к учению, окончил гимназию в Фессалонике, затем поступил [учителем] в немецкую школу, где увлекся новой системой преподавания, и был хорошо обеспечен, получая ежемесячно (помимо частных уроков) десять оттоманских лир. Одновременно занимаясь на благо общества изучением Священного Писания обоих Заветов, пришел к мысли, что должен проводить христианскую жизнь, согласную с моим предназначением. И первой заботой стали для меня молитва и пост.

Как-то ночью, предстоя иконе Божией Матери и слезно умоляя Ее облагодатствовать меня, я узрел пламя. Исшедшее от иконы прямо мне в сердце, оно исполнило его безмерной радости, и с тех пор не иссякает в нем молитва Иисусова. Радость сия понудила меня простираться все далее, к многочасовой молитве, после чего очищенный ум стал созерцать различные видения во сне и наяву.

Вскоре явился мне Ангел блистающий и сказал: "Вот я послан от Бога всегда быть твоим помощником. Итак, подобает тебе много поститься и молиться Богу". Проведя всю ночь в молитве с книгой Ветхого Завета в руках, я молил Господа сподобить меня одного из видений пророка Иезекииля и тотчас, придя в исступление, узрел то же, что дано было видеть ему. На другую ночь сподобился я откровений, бывших Исаие, Даниилу и другим пророкам, а также тех, какие описаны в Апокалипсисе святого Иоанна Богослова, о чем впоследствии ежедневно размышлял. Заметьте, я победил сон и чрево: спал лишь час в сутки и вкушал не чаще двух раз в неделю немного сухарей и воды".

На вопрос, имеет ли он духовного наставника и прибегает ли к исповеди, гость ответил: "Нет, лишь вам ощущаю надобность поведать об этом. Ибо часто является мне Христос и остерегает: "Смотри, не сказывай никому, ибо нет теперь истинных духовников и подвергнешься многому хулению"".

Я же, заметив, что зрение его сильно повреждено, а на левой руке, обожженной и изуродованной, недостает двух пальцев, спросил: "Объясни, молю, отчего пострадали очи и рука твоя, ибо угадываю здесь какую-то тайну". Он же, сочтя меня провидцем, сказал: "Не скрою и этого. Очи мои пострадали, когда я долгое время ежедневно, с полудня до двух часов, особенно в летний зной, пока ученики отдыхали, непрерывно взирал на солнце, не смежая век. Отсюда начались у меня видения Ангельских Сил и святых всякого чина, на каждый день разных. Несмотря на сильнейшую боль и жгучие слезы, я терпел, ибо таково было повеление Ангела. И всякий раз, когда видения прерывались, начинал осенять себя крестным знамением.

С рукой же было так. Ангел заповедал мне читать по ночам Ветхий Завет с зажженной свечой в руке, гася ее, когда она превратится в малый огарок, что я и исполнял. И вот, в день святого Спиридона, стоя по обычаю с горящей свечой, узрел я комнату свою ясной как солнце и самого святителя Спиридона, будто на иконе, в облистании ослепительных лучей. "Радуйся, подвижниче Николае,— сказал он (ибо таково мое имя).— Благодарю за великое ко мне усердие и желаю, чтобы ты в сию же ночь стяжал мученический венец. Как только пламя свечи коснется твоей ладони, сожми ее изо всех сил, хотя бы и казалось, что рука обгорает. Будь мужествен, и победишь началозлобного змия!". С этими словами он стал невидим. Я же, когда пламя опалило ладонь, ощутил сперва несказанное благоухание, да и потом не чувствовал ни малейшей боли, покуда не прорвались пузыри ожогов. А позже, сильно страдая, услышал голос: "Днесь собери языком кровь с руки твоей, ибо она равночестна Крови Христовой!"".

Далее несчастный поведал, как, не выдержав боли, вынужден был прибегнуть к врачу, которому объяснил, что обжегся по неосторожности, задремав у огня. Руку, по счастью, удалось спасти.

Но послушайте далее, чего достигает над таковыми пронырливый бес. Подчинив Николаоса своей воле, он снова является ему в образе Христа и говорит: "Еще одно осталось тебе совершить, чем премного меня удовольствуешь. Крещение, что дали тебе родители — неистинное, ибо древний его апостольский чин изменен Вселенскими Соборами. Итак, поспеши в Фессалонику и прими подлинное крещение у немецких протестантов, которые удержали его от времен апостольских". И вот, прибыв в тамошний немецкий госпиталь, тот объявил о своем намерении креститься по лютеранскому обряду и принял "погружение". Вскоре, однако, пришел ему помысел пойти в Милопотам и открыться в содеянном безмолвствовавшему там Патриарху Иоакиму III. Что и исполнил, умолчав, однако, о преждебывших прельщениях. Патриарх же после достаточного обличения отослал его к духовнику отцу Нифонту и затем, по совету того, совершил над отпавшим чин миропомазания. Но вскоре ложные видения возобновились.

Дабы не утомлять Вас, скажу, что, терпеливо выслушав на протяжении шести часов историю чудовищных заблуждений, я в последующей двухчасовой беседе доказал своему гостю на основании многих мест Священного Писания и доводов разума тяжкую их пагубность, так что он, вняв сему, отвергся наконец всех былых прельщений. Но, хотя и извлек пользу из происшедшего и в дальнейшем противился подобным мечтаниям, следы прелести замечались в нем до конца жизни. Заболев через некоторое время чахоткой, он скончался на Святой Горе в мирском чине.

Сей истории довольно для обнаружения истины и обличения прелести. И если ты с должным вниманием прочтешь настоящее письмо, соблаговоли передать его в Иверский монастырь духовнику батюшке Парфению, который, без сомнения, уразумеет, где истина, и вдвоем с ним позаботьтесь отклонить заблудшего Евфимия от греховных мечтаний. И если возможно, избавьте его от прелести, ибо тому, кто скрижаль ума своего превратил в запечатлевающий таковые мечтания фонограф ангела тьмы, нелегко полностью их отвергнуться.

Тщательно наблюдайте и за тем, чтобы не появлялись у вас иконы ложного Евдокима, то бишь "иерея Петра", дабы не оскорблять Духа Святого. Ибо таковое изображение будет к поношению истинного святого Евдокима и к вящей радости лукавого. Если же не прислушаются к беспристрастным моим советам, придет время и увидите конец человека сего, но будет поздно и весьма горько, ибо Вас и всех, поддерживавших то заблуждение, обличит собственная совесть пастырская.

Самое же последнее видение, которое Вы недавно мне описали (когда он видел "святого" литургисающим, между тем другие иереи объявлены были недостойными литургисать), есть наигоршая ложь, ибо приемлющий ее заводит ересь в Церкви Христовой. Возможно ли, чтобы святые являлись по смерти как литургисающие на том основании, что в нынешних иереях благодать бездейственна? Сие — чудовищное заблуждение ересиарха Макракиса, который считал священнодействия грешных священников безблагодатными и учил последователей своих, отыскав иерея праведной жизни, заново от него креститься, ибо прежнее Крещение, вполне вероятно, совершено было грешником!

Приношу наиглубочайшие извинения, если чем досадил, и остаюсь в совершенной к Вам любви.

  1. Подразумевается скит во имя святого Иоанна Предтечи при Иверском монастыре. ^
  2. В греческом тексте: του απλοικωτάτου. ^
  3. Здесь, как и во всех нижеследующих случаях постоянного чередования местоимений "ты" и "Вы" применительно к одному лицу, следуем оригиналу. ^
  4. В греческом тексте: του απλουστάτου; в форме именительного падежа передается по-церковнославянски как "препрбстый". Учитывая, что "Препростый" — прозвище некоторых святых (в частности, преподобного Павла, память 7 марта и 4 октября по ст. ст.), применение его к прельщенному мирянину Евфимию можно считать ироническим. ^
  5. По-видимому, в Ватопеде (см. прим. 166). Связь с этими происшествиями адресата старца, иверского скитянина Маркиана, не ясна. ^
  6. Цитата не установлена. ^
  7. История обманутого диаволом простеца изложена и в книге: Архимандрит Херувим (Карамбелас). Современные старцы Горы Афон. М., 2002. Пер. с англ. (гл. "Старец Даниил Катонакский [так!]". С. 208–209). Здесь он фигурирует как мирянин-албанец, строитель из Стики (северный Эпир) по имени Демос (правильнее — Димос). Увидев во сне церковь, скрытую в некоем месте под землей, он с помощью земляков раскопал ее и с тех пор уверовал в свое избранничество. Позже, трудясь на одном из строительных объектов в Ватопедском монастыре, Демос стал ревностным почитателем святого Евдокима. Среди уверовавших в истинность его видений архимандрит Херувим называет епископа Александра Родостолосского. ^
  8. Цитата не установлена. ^
  9. Ср.: 1 Кор. 4, 9. ^
  10. В греческом тексте: θεωρίας, ήτοι θεοφανείας. ^
  11. Согласно житию преподобного Максима Кавсокаливита в "Афонском патерике", Пресвятая Богородица являлась ему не однажды (Афонский патерик. Киев, б.г. С. 29–30). ^
  12. Эпирот — уроженец Эпира, исторической области на западе Балканского полуострова (ныне территория Албании и северо-западной Греции), к XIX в. населенной в значительной мере албанцами. Термин "эпироты", обозначая без различия греческое и албанское население Эпира, мог применяться писателями-греками и специально к албанцам как нарочито архаизированное их наименование. ^
  13. Псалт — церковный певец. ^
  14. Пропущенное в оригинале имя восстановлено на основании "Афонского патерика", содержащего сокращенную версию жития (Афонский патерик. Киев, б.г. С. 624). ^
  15. Имя Евдоким (греч. "благоискусный") созвучно, но не родственно греческому ευδοκία — "благоволение". ^
  16. Имеется в виду скорее всего "Житие и деяния преподобного и богоносного отца нашего Саввы Нового, на Афонской Горе подвизавшегося", составленное во второй половине XIV в. Филофеем Коккином, впоследствии Патриархом Константинопольским (имеется русский перевод, недавно переизданный: Патриарх Константинопольский кир Филофей. Светило иноческих добродетелей. Житие преподобного отца нашего Саввы Нового Святогорца. Спб., 2002). Сохранившееся в трех списках, в том числе Ватопедском (который и читал, по-видимому, старец Даниил), оно было впервые издано в 1898 г. Некоторые его детали разнятся с нижеследующим пересказом. ^
  17. Мессалиане, или евхиты,— секта древнего происхождения, родоначальником которой считается еретик Маркион. Отвергали Церковь, обвиняя ее в измене важнейшей заповеди Христа о непрестанном очищении души молитвой и постом. ^
  18. Андроник Палеолог — Андроник III (1328—1341). Согласно житию преподобного Саввы, составленному Патриархом Филофеем, это произошло уже при его преемнике Иоанне VI Кантакузине (1341–1355). ^
  19. Филофей Коккин занимал Константинопольский патриарший престол дважды: в 1354–1355 и 1362–1376 гг. ^
  20. См.: Притч. 17, 17. ^
  21. Прот (от πρωτος, — "первый") — выборный председатель сперва совета игуменов, затем Священной Эпистасии Святой Горы (см. прим. 34), в качестве которого стал называться и протэпистатом. Должность прота известна с Х в. ^
  22. Ср.: Мф. 18, 15. ^

предыдущая глава     К оглавлению     следующая глава


Православное христианство       liveinternet.ru       Rambler's Top100            

Вопросы и замечания по работе сайта направляйте в службу технической поддержки.
При использовании материалов библиотеки ссылка на источник обязательна.
При публикации материалов в сети интернет обязательна гиперссылка:
"Православие и современность. Электронная библиотека." (www.lib.eparhia-saratov.ru).
design by Анастасия Смоленская